Skip to main content
Департамент культуры Москвы
+7 (495) 301-03-48
111396, Москва, Союзный проспект, 15а
+7 (499) 367-45-81
105043, Москва, Измайловский бульвар, д.30
+7 (495) 608-52-21
107045, Москва, Малый Головин переулок, 10

Век волшебных изменений милого лица

                                     


 Запечатлеть лицо, лик, личину – одним словом, создать портрет, стремились художники во все времена. Отсутствие профессиональных навыков и умений не останавливало их желание увековечить на полотне ту или иную личность. Достаточно вспомнить  феномен примитивного провинциального портрета, который вобрал в себя черты парсуны и иконы, и в то же время подражал профессиональному искусству. Галереи провинциальных портретов, созданные мастерами из разных сословий, на протяжении XVIII–XIX веков украшали стены усадеб и купеческих домов. Что же произошло с самодеятельным портретом в XX-XXI веках? Изменился ли его заказчик, трансформировалась ли стилистика и способ репрезентации модели?

 Выставка «Век волшебных изменений милого лица», объединяющая работы из коллекции Андрея Сазонова и фондов МРЛИНИ, ставит своей целью приблизиться к ответам на эти вопросы.

                                                 

Прежде всего, обращает на себя внимание богатство представленных в экспозиции образов: царственные особы и вожди народа соседствуют с африканскими студентами, военнослужащими и разнорабочими, но в этом пёстром многообразии четко прослеживаются две ветви, два принципиально разных художественных подхода: самодеятельный и наивный.

Самодеятельный художник (работы представлены коллекцией Андрея Сазонова) стремится запечатлеть модель во всем великолепии: подробно и тщательно перечисляет все мельчайшие детали костюма и антуража. Атрибуты – ключики, открывающие дверь в ушедшие эпохи, так по трофейным часикам мы понимаем, что портрет рыжеволосой красавицы создан в послевоенный период, а форменная одежда безошибочно указывает на принадлежность к тому или иному времени. Важным сюжетом, связанным с самодеятельным портретом, является подражание «ученому» искусству, и речь здесь не столько о вольных копиях картин, сколько о калькировании композиционных схем и стилистических решений профессионального искусства и фотографии. Самодеятельный портретист, как правило, искренне стремится преодолеть собственное несовершенство и работать как профессионал. Он заимствует пластическую формулировку  и приводит все свои работы к единому образцу. Авторский подчерк в таких произведениях почти не читается, голос художника не слышен, но вместо него с нами говорит эпоха.

Иначе дело обстоит с мастерами-наивами (работы представлены собранием МРЛИНИ). Мощный индивидуальный почерк художника-наива преобразует до неузнаваемости портретируемого – особенно хорошо это видно, если сравнить два портрета первого директора Музея наивного искусства Владимира Ильича Грозина, выполненных разными художниками.  Наивы свободно экспериментируют с композицией, красками, и создают то камерные лирические портреты как А.П. Соловьев, то экспрессивные и  яркие образы как М.П. Бецияну или монументальные и величественные изображения как С.И. Базыленко. Обращает на себя внимание большое число наивных автопортретов.  В экспозиции представлены автопортреты В.Г. Аносова, А.П. Соловьева, В.И. Макарова, В.В. Слабкова, Н.П. Федоренко.

Взяв в качестве примера локальную историю – портрет – удается наглядно продемонстрировать разлом, который лежит между самодеятельностью и наивным искусством. Отсутствие профессионального образования является лишь формальным критерием, главным остается визуализация авторского видения художника. Продолжая подражательную линию провинциального портрета XVII-XIX века, самодеятельный портретист XX-XXI века во главу угла ставит принцип копирования образов «большого» искусства или композиционных решений фотографии, тем самым нивелируя свой собственный стиль. Художник-наив не пользуется готовыми эстетическими формулами, он всегда предлагает альтернативное, зоркое видение иноземца.

Ближайшие события в музее

+7(495) 301-03-48
© Музей наивного искусства
Ideas4Web