Skip to main content
Департамент культуры Москвы
+7 (495) 301-03-48
111396, Москва, Союзный проспект, 15а
+7 (499) 367-45-81
105043, Москва, Измайловский бульвар, д.30
+7 (495) 608-52-21
107045, Москва, Малый Головин переулок, 10

Русские народные картинки

«На досуге рассматривал я…картины. Они, как жар, горели в красках…Боже, какие чудеса! Тут синие мыши погребают фиолетового кота. «Это, видно, заморские звери», – думал я и обратился к другой. О ужас! там представлен был страшный суд. Ад так широко разинул пасть свою… Побледнев, отступил я назад…!»

 

                             Нарежный В.Т.

 

Лубок (русская народная картинка) – гравированный лист с рисунком и текстом, который создавался полупрофессиональными мастерами и бытовал среди народа на протяжении XVII – начала XX веков.

Лубок сопровождал человека от рождения до самой смерти: духовные листы заменяли дорогие иконы, а светские картинки украшали стены домов мещан и небогатых купцов, разного рода мастеровых людей и городской бедноты, комнаты почтовых станций, дома бедных дворян и низших офицерских чинов. Крестьяне узнавали о том, что происходит за пределами родной деревни со слов разносчиков народных картинок ­офеней и из лубочных иллюстрированных цитат из столичных «Ведомостей» почти столетней давности. Картинки на фольклорные и литературные сюжеты составляли всю небольшую библиотеку деревенского жителя; дети учились читать и писать, разглядывая надписи лубочных листов.

История русского лубка берет свое начало на рубеже XVII-XVIII столетий. В этот период картинки изготовлялись в технике ксилографии (обрезной гравюре на дереве). Отпечатанный оттиск раскрашивали от руки яркими красками. Ломкий рисунок и локальная раскраска пятнами придавали изображению выраженный плоскостной характер, пространство было лишено глубины, а фигуры объема. Уже в раннем ксилографическом светском лубке сформировались все основные темы и жанры, которые затем на протяжении двух столетий будут жить в народной картинке.

 В первую очередь лубочные мастера стали разрабатывать потешный сюжет. Пространство лубка – это карнавальный мир, где позволено всё: и фривольная шутка, и неприличное слово, где смешное становится нормой и правилом. На рубеже XVII-XVIII века появляется сюжет-перевертыш «Похороны кота мышами», который стал долгожителем и просуществовал до 1910-х годов. Вопреки распространенному мнению, картинка похорон не содержит политического подтекста и не является сатирой раскольников на Петра I. Вероятнее всего сюжет восходит к одной из поздних версий античной басни Эзопа «Кошка и мышка» и иллюстрирует типичный для лубка сюжет – мир-перевёртыш, где привычных ход вещей вывернут наизнанку.

С конца XVII­ – XVIII века в гравюре стали появляться балагурные свадебные сюжеты, такие как тщетный выбор невесты бестолковым женихом, ухаживания благородного кавалера за блинницей, подтрунивание молодых девиц над плешивым стариком Тарасом и другие. Надписи на фривольных лубках словно разыгрывали картинку в лицах как театральную пьесу. Большинство подобных сюжетов остались в лубке до конца первой трети XIX века, оттиски со старых лубков допечатывались еще в 1840-х годах, а к середине столетия свадебная тема почти исчезла.

Ещё на заре существования лубка мастера обратились к сказочной теме. Главными героями народной картинки стали персонажи западноевропейских рыцарских романов Бова-королевич, царь Салтан Салтанович, центральное действующее лицо иранского эпоса Еруслан Лазаревич. Со временем они превратились в типичных сказочных героев, стали такими же близкими русскому мужику, как древние былинные богатыри Илья Муромец или Алеша Попович, обосновавшие в лубке в тоже время, что и европейские коллеги. С первой половины XVIII века появился персонаж птица «Куре доброгласное воспеванием красное и кушанье сладкое», в пару которому часто вырезали на отдельной доске супругу-курицу. Впоследствии большинство из этих сюжетов перешло в лубок, гравированный на металле.

Новая техника углубленной гравюры на металле стала использоваться для создания лубочных картинок с первой четверти XVIII века. В сравнении с ксилографии этот вид гравюры давал возможность создавать тонкую гибкую линию, накладывать мелкую перекрестную штриховку, что в свою очередь позволило изображать сложные многофигурные композиции с глубиной пространства и объемными фигурами. Современники отмечали, что у народа пользуются популярностью картинки «позатейливее»: чтоб на листе размещались как можно больше фигур, а в композиции сочетались сразу несколько разновременных эпизодов. Народ воспринимал картинку как рассказ, историю в лицах. Лубок не смотрят, а разглядывают, додумывая и комментируя сюжет.

Открывшиеся изобразительные возможности гравюры на металле привели к тому, что лаконичные композиции ранней ксилографии стали обрастать подробностями. Сказочные рыцари одиноко скачущие на листах конца XVII – начала XVIII века, с средины столетия обязательно изображались в разгар битвы: Бова дрался с Полканом, Еруслан Лазаревич вступал в поединок с царем Змейским. Во второй половине XVIII– первой трети XIX века картинка наглядно представляла кульминацию сказки, по которой сразу можно было идентифицировать источник, а все предшествующие и последующие эпизоды привычный зритель уже знал наизусть.

В гравированный лубок на меди полноправно вошел и батальный жанр. Изображение полуисторических-полулегендарных событий было известно в гравюре  первой половины XVIII столетия, но по-настоящему лубок заинтересовался событиями современной и недавней военной истории только во второй половине XVIII века.

Значительные перемены, затронувшие и технику, и репертуар, и стиль лубка произошли после 1851 года. Они стали следствием цензурного террора, усилением с 1848 года, после прокатившейся по Европе волне революций, надзора «за духовным книгопечатанием» и появлением заботы о «здоровом» чтении для народа. Фраза из нового устава по цензуре (1851) «если между обращающимися уже в народе лубочными картинками встретятся по содержанию своему» неблагонадежные, «то полиции обязаны представить о том через Начальника губерний Министерству Внутренних дел, для принятия мер к их уничтожению» послужила причиной исчезновения огромного количества листов и досок для печати лубка.

Это трагическое событие послужило причиной для перехода лубочного производства на новую печатную технику – литографию. До этого она применялась эпизодически, но после 1851 стала использоваться повсеместно. Литография значительно удешевила производство за счёт того, что давала больший тираж, чем гравюра на металле.

Литографский лубок XIX века все больше склонялся к «реализму». В это время в моду прочно вошел «русский стиль»: популярностью начали пользоваться изображения древнерусских витязей и героев, простых крестьян, купцов, ремесленников, девиц в сарафанах и кокошниках и парней в косоворотках. Композиции все больше обрастали подробностями деревенского и купеческого быта. В начале 1830-х годов в городской среде усилился интерес к народной песне. Лубок живо откликнулся на это появлением особого песенного жанра, ставшего впоследствии чуть ли не самым популярным. Всё также оставались востребованы гравюры на батальные темы. Мастера воспевали события Русско-турецкой (1877-1878) и Крымской (1853-1856) войн, сражения на Кавказе, вызывавшие подъем патриотических настроений в народе. Изображение сражений, портреты генералов приносили большую прибыль владельцам лубочным мастерских. Во многом поэтому батальные сцены продолжили активно тиражировать, когда в 1870-х годах в лубочное производство переориентировалось на цветную печать с нескольких литографских камней – хромолитография.

На протяжении своей долгой истории лубок не раз менял облик, менялись способы производства и распространения лубочной картинки. Во все периоды своего существования, на всех этапах своего пути, во всех своих обличиях лубок оставался явлением массовой культуры. Он всегда балансировал на грани, отделяя профессиональное искусство от фольклора, испытывая, с одной стороны влияние новых художественных тенденций, с другой – сохраняя свою зависимость от массового потребителя.

Одно из основных условий существования лубка – наличие массового частного производства и рынка печатной продукции. Не случайно судьба лубка русской народной картинки оборвалась после 1917 года, когда была ограничена свобода печати. С этой поры лубок остается достоянием истории, и источников вдохновения для художников, в частности для представителей «Мастерской народной графики», речь о которой пойдет ниже.  

Текст составлен на основе труда:
«Советский лубок конец
XVIII - начало XX века» Юлии Ходько.

 

В экспозиции представлены оригинальные и копийные листы русской народной картинки из собрания Музея русского лубка и наивного искусства:

 копии лубочных картинок из альбома Д.А. Ровинского Д.Н. Афанасьева;

авторские реконструкции лубочных картинок В.П. Пензина;

репринтные копии

 

Мастерская народной графики 

В 1982 году в Москве было создано Товарищество художников «Мастерская народной графики «Советский лубок». Это был клуб энтузиастов – художников-графиков, которые считали своей задачей подробно и всесторонне изучить специфику жанра русской народной картинки и возродить это древнее полузабытое искусство. Ими была собрана коллекция старинного лубка, а также реконструировано в формах, приближенных к каноническим, более сотни лубочных сюжетов, разработана стилистика современной народной картинки. Художники Мастерской осмысляли русский лубок  как «синтез изобразительного искусства, театрального действа и литературы», современный лубок представлялся им связующим звеном между русским прикладным народным искусством и станковыми видами графики.

Мастерская объединила многих выдающихся художников-графиков, назовем лишь некоторых из них: Белов В.И., Бессмертный Ю.Б., Ермилова Л.Г., Казимова Н.И., Ковалев А.П., Кондратьев В.В., Ленчин В.И., Любавина Н.И., Люкшин Ю.К., Медведев А.В., Ордынская М.В., Петухов А.Ф., Подкорытов О.В., Подкорытова Л.В., Русанова М.И., Сорокин А.И., Старовойтова Е.Л., Уздемир Д.М., Улыбина Л.Х.

Лидером, идейным вдохновителем и инициатором основания Мастерской был     В.П. Пензин. По его инициативе была воссоздана легендарная Библия Василия Кореня, ставшая главным детищем Мастерской. Организаторский талант Виктора Пензина, его активность и настойчивость способствовали ежегодной выставочной деятельности товарищества: первая экспозиция открылась в 1984 году, помимо столицы она с успехом экспонировалась в шестидесяти городах СССР и двадцати странах мира; в 1997 году состоялась масштабная юбилейная выставка «Пензин и его школа – 15 лет Мастерской народной графики».

Инициативная деятельность Пензина и Мастерской стала благотворным импульсом для возрождения древнего жанра в русле советского изобразительного искусства. Художники заимствовали из старинного лубка принципы построения композиции, стилистические решения, а также сюжеты и отдельных персонажей. В их работах часто встречаются типичные лубочные темы: сватовство, балаганные гуляния с блинами и квасом, военные победы. Созданные членами Мастерской народной графики произведения являются самостоятельными памятниками, отражающим взгляд на лубочное искусство художниками второй половины XX века.

Мастерская стала основной платформой, на фундаменте которой в 1989 году в Москве был образован первый и единственный в России Музей народной графики.       В.П. Пензин, передавший музею обширную личную коллекцию работ современных художников-графиков их Мастерской, а также лубочные гравюры XIX в., был назначен директором нового музея.  Долгожданное торжественное открытие музея состоялось лишь в 1992 году.

В 2015 году Московский музей народной графики и Музей наивного искусства объединились в Музей русского лубка и наивного искусства.

Ближайшие события в музее

Cмотрите действующие выставки!

+7(495) 301-03-48
© Музей наивного искусства
Ideas4Web